Press

НЕ ПЕЙ, ГЕРТРУДА ВОДКА ДЛЯ ЗРИТЕЛЕЙ

11/3/2015

Культурную осень всякий раз открывает Тбилисский международный театральный фестиваль. К седьмому году его существования организаторы подвели некоторые итоги. За 2009-2014 годы фестиваль посетили 39 тысяч зрителей, в рамках международной программы были представлены 123 спектакля, число зарубежных участников (театральные коллективы и актеры-одиночки) составило 3.000 человек. С 2010 года фестиваль сотрудничает с международной ассоциацией театральных критиков, а также создает копродукцию. В 2011 году появилась программа “New”, фестиваль вступил в ассоциацию театров Европы. С 2014 года фестиваль участвует в ярмарке исполнительского искусства стран Кавказа и Черного моря.

 Ни один спектакль в нынешнем году не обходился без кофейной церемонии: перед показами и во время антрактов гостям предлагали “Нескафе”. Чашечка кофе настраивает на философский лад, начинаешь видеть образы, символы, чувствовать настроение героев.

 Театр танцев “Сосани” (Германия) привез спектакль “Окаменевшая”. Три женщины – уставшие, недовольные жизнью, одинокие и словно безликие. Чтобы они вспомнили о своей истинной природе и сущности, вернулись к инстинктам, появляется Он. Мужчина – катализатор их отношения к себе, друг к другу, к жизни. Они позволяют себе быть красивыми, обнажив волосы. Блондинка, брюнетка, рыжая. Сбрасывают мешковатые одежды и примеряют приталенные платья. Ведь в детстве они мечтали именно об этом – быть королевнами (зритель видит кинохронику с разговорами трех девочек в гардеробной). Только они – недолюбленные девочки, никто им тогда не сказал, что королевны не борются за мужчин, не пытаются всеми силами привлечь внимание. И мужчина поддается игре женского эго – сначала он с блондинкой, потом – с брюнеткой. С одной – господин и заскучавший небрежный самец-победитель, с другой – раб своего желания, потерявший мужество и попавший под каблук. Нетрудно прочесть сексуальный подтекст, на нем держится вся постановка. Вспомнилась вдруг цитата Оскара Уайльда: “Одна делает из мужчины Бога, и он бросает ее, другая делает из него зверя, и он лижет ей руки”.

 Но во всем надо знать меру. Брюнетка надевает на мужчину юбку, и он, хоть и сломленный, уходит от нее (почему-то ее поступок сопровождался горячими аплодисментами, неужто у нас так любят подкаблучников?..). Рыжая – та зализывает раны. Зовет в тихую гавань: без страстей, со спокойной ровной любовью. И мужчина возрождается, получая заботу и ласку. Только хватит его ненадолго – хореограф и сценограф Тея Сосани подкидывает ему все новые искушения. Экспрессивная, эффектная постановка, не без юмора.

 Вильнюсский городской театр показал оригинальную версию пьесы Максима Горького “На дне”. Контакт со зрителем очень близкий. Места для публики прямо на сцене марджановского. Режиссер Оскарас Коршуновас осовременил обитателей ночлежки, одев их как нынешних пьянчуг и бомжей: в заношенные “треники” и спортивную шапочку, свитера с поползшими петлями, выцветшие куртки, пуховик не по погоде. Посадил за стол, снабдив изрядным количеством водки и чипсов. И пусть текст не совсем горьковский, люди, махнувшие на себя рукой, загубившие свои жизни, мыслят и действуют одинаково. Актеры вели себя асоциально – срывались на крик, рвали на себе майки, обводя зал бешеным взглядом, порывались опрокинуть стол во время спора, приплясывали на этом самом столе.

 Они пытаются философствовать о смысле жизни, роли человека, но теряют нить, сбиваются, несут бред и околесицу. Но настолько искренне, что начинаешь себя чувствовать в плену у шайки бомжей, обитающих на складе (гора ящиков из-под алкоголя в левом углу сцены усиливает впечатление). И хочется бежать. Но они ведь наливают зрителям, пускают в ход остатки обаяния. Один харизматичный герой, по типажу – Сатин, уломал молодую девушку на брудершафт. Водка оказалась настоящей, в зале отчетливо попахивало спиртным. Ко мне тоже протянулась рука со стаканчиком, но я как-то отказалась без последствий, ответив улыбкой на улыбку. Они убедительно попрошайничали, громко пели. Чувствовалась неустойчивость настроения, еще минута и  веселье сменится глубоким отчаянием и агрессией. На сцене гас свет, и темнота наполнялась жуткими звуками: звоном битого стекла, лязгом железа.

 Тот, что дремлет на ящиках, а проснувшись, бормочет молитву, верно Татарин из пьесы. Тот, что говорит о прежних ролях, жалуется на память (“не помню слов, не помню любимых стихов”) – точно Актер. Бойкая дама, что учит зрительниц обращаться с мужчинами, никак Василиса Карповна, жена хозяина ночлежки. “Если ты с мужчиной, то в одной руке имей дубинку”. Вопрос к зрительнице первого ряда: “Муж бьет?”. “Нет”. “Будет бить” – сказала, как припечатала. Звучит в спектакле и имя Настя, с авторитетом упоминают про старца (Лука – М.А.). “Хорошо чувствовать себя человеком”, - говорит из героев, перефразируя классику: “человек – это звучит гордо”. Оскарас Коршуновас ограничился только одной смертью – Актера.

 Безусловно – это “На дне”, в лаконичной и интересной форме. Уложиться в час и сказать все, что хотел, - свойство таланта.

 “Гамлет” от шекспировского театра “Глобус” (режиссеры – Доминик Дромгул, Бил Бакхарст) был запланирован в Муштаиде, под открытым небом. Из-за погоды сыграли в помещении – в театре движения Кахи Бакурадзе.

 Современный  “Глобус” – благотворительная организация. Легендарный шекспировский театр получил второе дыхание благодаря американскому актеру и режиссеру Сэму Уонамейкеру. “Глобус” открыт для всех, кто хочет изучать творчество Шекспира. У него целых три департамента – выставочный, туристический, образовательный. Последний принимает до 100.000 студентов ежегодно.

 Что и говорить, приезд этой труппы – большая удача. Великолепный английский, который звучит, как песня (грузинские титры шли на экранах). Живость, пыл исполнения, все очень стремительно и бойко, о скуке нет речи. Смелость по-новому подойти к классике, позволительная тем, кто профессионально занимается наследием Шекспира. Актеры играют на разных музыкальных инструментах, поют. Свет не выключают в зале на протяжении всего спектакля – чтоб сохранялся контакт со зрителем. Гамлетовские дамы очаровательны: улыбчивая солнечная Офелия, красотка с перчиком – Гертруда, обе в ситцевых цветочных платьях. Горацио, друга Гамлета, тоже поручено играть женщине. Декораций – всего - ничего. Родом из старинной эпохи лишь некоторые вещи – шпаги, пара накидок, отороченных мехом. Мужчины одеты в брюки на подтяжках, современные сорочки. Казалось бы, какое место юмору в “Гамлете”, ведь речь об интригах, череде смертей, о морально-этических проблемах. Но британцы вовсе не так консервативны, как может показаться. Взяли и рассмешили зрителей, разбавили размышления.

 Сцена с бродячими актерами – музыкальная. Это пародия на Клавдия и Гертруду, их гнусный план. Королева показывает коленки, стреляет глазками, призывно улыбается Клавдию. Тот телодвижениями намекает на непристойное предложение. Под барабанные ритмы изображается неукротимая страсть…. Дальше про приготовление яда для короля – взять склянку, поплевать всем по очереди, добавить два листика….

 В Полония влюбилось ползала. Но, в общем-то, каждый из актеров заслуживал самых высших похвал.

 Премьера “Бури” по Шекспиру румынского режиссера Сильвиу Пуркарете состоялась на сцене руставелевского театра. Спектакль отдает мистикой, мир фантазий Пуркарете интересен, хоть и не всегда понятен. Старика Просперо вместе с дочерью Мирандой он поселяет не на острове, а в старинной пыльной комнате, где много книг, картинных рамок, оперная люстра (на полу). Зритель только слышит звуки бури, которая бушует где-то извне, и получает косвенные доказательства: с потолка сыплется песок, ветер вдруг распахивает двери, кружа обрывки бумаг. Пассажиры с затопленного корабля появляются в шкафу: с белыми, как полотно лицами, в одних майках и штанах, но с уцелевшими париками. Шкаф явно волшебный: по прихоти Просперо в нем оказываются те или иные персонажи. В том числе дух Ариэль, затопивший корабль, и другие эфемерные создания. Ариэль и другие духи наряжены клоунами. Но веселого в них мало, даже вызывают неприятные чувства. Подают измученным путникам ужин, и в тарелках загорается адский пламень. Часть мести Просперо.

 Что странно, и Миранду, и Калибана, сына злой колдуньи, исполняет один и тот же актер, бритый наголо мужчина. В руках Просперо он - марионетка. Тот одевает его в бумажные платья, привязывает скотчем к кровати, осыпает проклятьями. Трудно понять, над кем в данный момент издевается Просперо – над собственной дочерью, или Калибаном?

 Декорации, костюмы, музыка, освещение – удачные. Сюжет запутанный, и еще мне, как зрителю, не хватило динамики.

 В грузинской программе тоже предлагалось немало интересных спектаклей. Я сделала ставку на балет “Гурджи-Хатун”, поставленный хореографом Мариам Алексидзе по мотивам исторического романа Дато Турашвили, и не ошиблась. В спектакле участвуют артисты тбилисского театра оперы и балета им. Захария Палиашвили. Внучка царицы Тамар была супругой Иконийского султана. Несмотря на то, что в мусульманском мире женщины пользовались ограниченными правами, грузинская княжна сумела заявить о себе. Зрителя ждет увлекательное путешествие в восточный мир: роскошные покои дворца, прелестные наложницы, объяснения в любви на языке балета, суфийский танец и другое.

Медея Амирханова
Комсомольская Правда в Грузии